УАЗБУКА, почти все об автомобилях УАЗАвтомобили УАЗ: Клуб УАЗоводов, Фотогалерея, Форум УАЗ, библиотека, каталог УАЗ
Автовентури
УАЗБУКА, почти все об автомобилях УАЗ
Поиск Яндексом
 

[ Лирика УАЗ ]

О большой войне и маленьком мире одной семьи.
Отрывок из, пока, недописанного.
© [babai]


Впервые о войне не гламурной, о которой нам всем ежегодно рассказывали увешенные медалями старички в школе, я услышал от своего деда. Когда приехав к нему в гости в очередной раз спросил:
– Дед, а почему у тебя медалей так мало?
– Почему мало, сынок? – вопросом на вопрос поинтересовался дед. Не иначе "сынком" он меня никогда не называл.
– Ну, вот к нам в школу приходят ветераны войны, а у них места даже на пиджаках свободного нет.
– Так то не ветераны+ - ухмыльнулся дед.
– Ну как же "не ветераны"?! Вон у них наград сколько! – возмутился я праведным гневом.
– То, сынок, участники. А значков у них точно много. – так же спокойно ответил.
– А какая разница?
– Вырастешь, узнаешь.
– Ну почему?!
– Всё.

С дедом спорить было абсолютно бесполезно. Сказал – отрезал.
Лишь повзрослев, классе в девятом, по крупицам вытягивал из него ЕГО войну.

Но ещё до "гласности" я уже знал о том, что война совсем не такая, как в кино про трёх танкистов. И что у тех, кто ходил в атаки наград или мало очень, или нет совсем. Потому как не было их самих. Тех, кто кормил тифозных вшей по колено в воде, в окопах. И о том, что не дожили они даже до Победы. Атака на пулемёты - вещь страшная. И фатальная.

А ещё о том, как перед боем на передовую приезжали грузовики с оружием и отцы-командиры рассчитав роты на первый-второй выдавали первым номерам по винтовке и три патрона к ней. И что вторые номера должны были бежать в атаку строго за спинами первых. И что когда убивали первых, то вторые должны были подхватывать оружие и бежать дальше в атаку. И что, если атака захлёбывалась, и боец возвращался назад в окопы без винтовки, то его тут же судили судом военного трибунала и расстреливали на месте. И о том, что тех, замешкавшихся выскочить из окопа после команды, бойцов, банально расстреливали из наганов прямо в окопе "специально обученные люди". Чтоб другим неповадно было.

И о том, как после очередной безоружно-батальонной атаки на немецкие пулемёты, войска бросили занимаемые позиции и ушли. Ушли, оставив на поле боя ВСЕХ кричащих, стонущих, обезумевших от боли и страха СВОИХ раненых и умирающих бойцов. И немцы ходили по полю и со свойственным их нации педантизмом методично отстреливали тех, кто не мог подняться сам.

Мой дед, с простреленными ногами, смог. Повезло, что кости не перебило.
И о норвежских каменоломнях, и о побеге из арбайтлагеря, и о концентрационном лагере. И о Калыме вплоть до 48-го года после освобождения из плена.
А ещё о том, как после получения бабушкой извещения из военкомата с текстом "пропал без вести" они перестали получать хлебные карточки как семья предателя родины. И о том, как умерли от голода и болезни её старшая сестрёнка, а затем и старший братик.
И о том, как мою маму, девчушку-первоклашку с косичками и бантиками, повязанными в честь торжественной линейки первого сентября, вывел на этой самой линейке перед всей школой директор и громко объявил:
"Ребята! Видите эту девочку?! Знайте все теперь, она - дочь врага народа! Её отец предатель, он на фронте сдался в плен немцам!"
Шок. В голове моей никак не укладывались эти рассказы. Я места себе не находил. Как же так? Я готов был отыскать этого самого "директора" школы и порвать его в ласкуты. Тогда я ещё не знал точно, что жизнь - она не бывает справедливой или нет. Она просто жесткая. Но, для каждого по своему. Для кого-то просто выжить в радость, а кто-то канючит в нескольких темах ежедневно про ушедшую советскую халяву.
– Дед, а как же ты выжил?
– А у меня, сынок, выбора не было. Должен был выжить. Дети дома малые остались. А они ведь, кроме меня никому не нужны. Ни власти, ни дяде чужому.

Вот так всё просто, буднично и откровенно. В этом был весь мой дед. Да и при том, что он пережил, странно было бы видеть его нервозным холериком.
И когда мне уже в определённые моменты в жизни было трудно так, что казалось - край, не выдержу больше, перед глазами появлялся образ моего степенного деда, до глубокой старости сохранившего осанку не сломленного человека. Простого Мужика и Русского Человека. Не сломленного ни войной, ни немецкими лагерями, ни советскими.
И только покойная бабушка моя всё шипела на деда, что тот язык распустил. В смысле, что крамолу такую внуку родному рассказывает. Когда уж совсем начинала возмущаться громко, дед был как всегда краток:
– Цыть, мать! Он уже большой, пусть слушает. Не то, завтра помру, внуки и знать не будут ничего.
Бабушка, чей отец прошел всю первую мировую, георгиевский кавалер, но сгинул бесследно в горниле гражданской войны.
Поэтому историю государства я изучал не только официальную, но и альтернативную. А в отдельных эпизодах новейшей и сам поучаствовал.

наверх



Дизайн © 1999-2017 Уазбука. О сайте

info@uazbuka.ru


Клуб УАЗоводов Фотогалерея УАЗБУКИ Форум УАЗБУКи Руководства, справочные материалы об УАЗ Каталог деталей УАЗ