УАЗБУКА, почти все об автомобилях УАЗАвтомобили УАЗ: Клуб УАЗоводов, Фотогалерея, Форум УАЗ, библиотека, каталог УАЗ
Автовентури
УАЗБУКА, почти все об автомобилях УАЗ
Поиск Яндексом
 

[ Лирика УАЗ ]

Новогодний Кавказ 2016.
Часть 3: Царские ворота-перевал-Царские ворота-Кисловодск-перевал-Кисловодск-Кабардино-Балкария.
© Александрова Елена


Новогодний Кавказ 2016.

( Предыдущая Часть 2: Домбай-Теберда-Шоанинский храм-Сентинский храм-Царские ворота-озеро Хурла-Кель.)

У всей страны утра 1-го января не случается, бодрствование начинается в лучшем случае к обеду, в худшем — к ужину. У нас же оно было не то что бы ранним, но именно утренним.

Сегодня мы уходили на покорение перевала — заход буквально с точки лагеря, выход в на дорогу Кисловодск — Джилы-Суу.

Но сначала надо было собрать лагерь.

Карачаево-Черкесии. Зима 2016.

Наш палаточный городок.

Наш палаточный городок.

Царские ворота.

Царские ворота.

Совместными усилиями мы справились довольно быстро.

Старт.

Старт.

Вчера вечером было решено, что переднеприводный ТагАЗ едет с нами: едет сам, пока может, как только начинает буксовать, его цепляют к Пашиному дизельному Патриоту, а на подъемы он лезет на лебедке.

Только тронулись в путь — начались проблемы.

Карачаево-Черкесии. Зима 2016.

На первом же подъеме выяснилось, что у Хантеря Игоря льет тосол.

Проблема, которая вроде как решилась в Домбае, возникла вновь .

Проблема, которая вроде как решилась в Домбае, возникла вновь — радиатор тек.

Если в Домбае была возможность поискать сменный радиатор, то здесь его взять было решительно неоткуда, по этому вход пошли все способы сразу: в дырку засунули зубочистку, намазали сверху герметиком, а внутрь снова залили банку состава для ремонта радиаторов RADIATOR STOP LEAK. На этой системе машина без проблем и течей проехала до конца путешествия и вернулась в Москву.

Пока подсыхал герметик, остальные машины пошли дальше — впереди был крутой подъем.

 

Карачаево-Черкесии. Зима 2016.

Как всегда, фотка не передает угла подъема и масштаба проблемы.

Горка была S-образная, Патриот попытался поднять ТагАЗ, но машина не вписывалась в повороты и юзом уходила в сторону обрыва, а УАЗ буксовал на льду.

Отцепили ТагАЗ, что бы он вышел напрямую на лебедке, тут же выяснилось, что лебедка по непонятным причинам не работает. Это был второй «звоночек», что не нужно эту машину тащить с собой, как бы не жаль остающийся без приключений экипаж.

Но эту неприятность тут же затмила следующая — у Пашиного Патриота, висящего на льду на подъеме спустило колесо. К этому моменту мы все находились уже в таком состоянии, что что бы не происходило дальше, мы пойдем только вперед, потому, что неприятностей для такого расстояния овердрафт, а мы в конце концов без пяти минут герои :)

Попытались чуть подкачать колесо и спустить Патриот на ровную поверхность. Не получилось - машину тащило в сторону обрыва.

Попытались чуть подкачать колесо и спустить Патриот на ровную поверхность. Не получилось — машину тащило в сторону обрыва.

Пришлось подтыкать под все колеса камни, оттягивать Патриот тросом к Хантеру, а Хантер лебедкой к дереву

Пришлось подтыкать под все колеса камни, оттягивать Патриот тросом к Хантеру, а Хантер лебедкой к дереву

Пробой оказался довольно большим, домкратить машину, что бы заменить колесо под таким углом не получалось.

Пробоя оказалось сразу три, при чем один довольно большой.

Домкратить машину, что бы заменить колесо под таким углом не получалось. И тут на помощь снова пришел Hi-Gear в лице аварийного герметика быстрого действия для ремонта колес 4х4. Через золотник с помощью пластиковой трубочки жидкость ввели в колесо.

Карачаево-Черкесии. Зима 2016.

Осталось только накачать. Вуаля, как будто и не было дырок!

Карачаево-Черкесии. Зима 2016.

Тем временем происходило поднятие ТагАЗа лебедкой Хантера на ровную площадку, что бы вновь зацепить его к Патриоту. (лебедка, кстати, от наших партнеров- МастерВинч)

Карачаево-Черкесии. Зима 2016.

Пока мы перегородили своими маневрами всю дорогу, к колонне подкралась местная Нива. Водитель душевно общается с Игорем за жизнь.

Пока мы перегородили своими маневрами всю дорогу, к колонне подкралась местная Нива. Водитель душевно общается с Игорем за жизнь.

В итоге Нива обошла колонну и попыталась с разбегу взять подъем. На лысой как коленка резине ее начало мотылять по всей дороге в опасной близости от наших машин. Пришлось в срочном порядке помогать.

В итоге Нива обошла колонну и попыталась с разбегу взять подъем. На лысой как коленка резине ее начало мотылять по всей дороге в опасной близости от наших машин. Пришлось в срочном порядке помогать.

Наконец, мы продолжили путь.

Наконец, мы продолжили путь.

Карачаево-Черкесии. Зима 2016.

Карачаево-Черкесии. Зима 2016.

Чем выше мы поднимались, тем красивее вокруг становилось.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесии. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесии. Зима 2016.

Затяжные подъемы сменялись относительно ровными участками и даже небольшими спусками. Сначала ТагАЗ отцепляли, когда он мог ехать сам, но потом поняли, что теряем на это кучу времени. Так они с Патриотом и шли в связке.

Затяжные подъемы сменялись относительно ровными участками и даже небольшими спусками. Сначала ТагАЗ отцепляли, когда он мог ехать сам, но потом поняли, что теряем на этом кучу времени. Так они с Патриотом и шли в связке.

Карачаево-Черкесии. Зима 2016.

Перед нами начали открываться феерические виды!

Карачаево-Черкесии. Зима 2016.

В горячке героического преодоления подъемов, мы даже не сразу поняли,  что нам открылся Эльбрус.

В горячке героического преодоления подъемов, мы даже не сразу поняли, что перед нами Эльбрус.

Карачаево-Черкесия. Эльбрус. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Остановка на небольшую фотосессию.

Остановка на небольшую фотосессию.

Наши неунывающие дети.

Наши неунывающие дети.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Видна кошара. К одной из таких свернула Нива, теперь нам снова приходилось тропить.

Видна кошара. К одной из таких свернула Нива, теперь нам снова приходилось тропить.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Вроде ехали по ровному плато и ничего не предвещало проблем. Но по рации звучит: "Колонна, стоп".

Вроде ехали по ровному плато и ничего не предвещало проблем. Но по рации звучит: «Колонна, стоп».

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Ведущая машина ушла с дороги — не заметили промыв под снегом.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Вперед тащить лебедкой было не вариант т.к. колея становилась все глубже, назад машина тащиться отказывалась.

Вперед тащить лебедкой был не вариант т.к. колея становилась все глубже, а назад машина вылезать отказывалась.

В итоге выскочить помогли сендтраки — не зря же мы их возили!

Солнце спряталось за горы, по хорошему надо было вставать, но решили протянуть еще немного вперед.

Солнце спряталось за горы, по хорошему надо было вставать, но решили протянуть еще немного вперед.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Как видно по фоткам, снега было не очень много, периодически случались переметы, которые мы пробивали с 2-3-го раза, пару раз приходилось чуть подкапывать, но в целом ничего страшного.

Каково же было наше удивление, когда на очередном подъеме мы уперлись в сугроб!

Еще не сильно понимая масштаб проблемы, мы начали копать.

Еще не сильно понимая масштаб проблемы, мы начали копать.

А копалось тяжело! И ходилось тяжело, вообще все делалось тяжело, потому что были мы на высоте 2235 метров, а температура упала до рекордных -23 градусов. Не привыкшие к такому делу организмы напрочь отказывались быстро и качественно работать: буквально после нескольких копков требовалась передышка, я опрометчиво влезла на гору с сигаретой и потом не могла отдышаться минут 15. Но главная проблема — длинна заноса оказалась около 200 метров при глубине снега от по колено до по пояс, во второй половине заноса снега было чуть меньше, зато сверху был наст и начинался резкий подъем, который заканчивался ровной голой площадкой. Вот до этой площадки мы и поставили цель сегодня прорваться. Где-то в процессе копания, меня спросили где мы находимся, я заглянула в машину, потыкала в навигатор и прочитала название — «Беленькая», так мы и стали именовать это плато — Беленькая, тем более, что название очень ему подходило. Однако, приехав домой, такого названия мы не нашли, как так получилось сложно сказать, но для нас эта ночь запомнится именно как взятие плато Беленькая и никак иначе.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

По фоткам не видно, но через метр слева от прокопанной дороги начинается отвесный обрыв метров в 100 глубиной, справа в дорогу упирается склон с приличным уклоном.

Очень быстро умерли обе снеговых лопаты, остались только штыковые. Сил копать оставалось все меньше: мы сменяли друг друга  кто-то копал, кто-то вынимал из колеи крупные куски снега руками.

Очень быстро умерли обе снеговые лопаты, остались только штыковые. Сил копать становилось все меньше: мы сменяли друг друга кто-то копал, кто-то вынимал из колеи крупные куски снега руками.

Тактика была выбрана следующая: ведущая машина разгонялась и вламывалась в снег на сколько получалось, потом откатывалась и начинались раскопки. Так мы потихоньку продвигались вперед. Попытались использовать сендтреки — подкладывать под передние колеса, наезжать сверху и приминать снег — не получилось т.к. машина тонула в каше. Отвалы снега вдоль нашей дороги были местами по крышу — водитель сидевший в машине выйти не мог т.к. коридор получался слишком узким.

Вся команда тащила вперед ведущую машину, а остальные подтягивались как придется, при чем под следующий Хантер приходилось подкапывать еще и еще - сказывалась разница между 32-ми колесами и стандартом.

Вся команда тащила вперед нашу машину, а остальные подтягивались как придется, при чем под следующий Хантер приходилось подкапывать еще и еще — сказывалась разница между 32-ми колесами и стандартом.

Т.к. постоянно работал только первый прорывающийся автомобиль, под его печку стащили все замерзшие за новогоднюю ночь напитки: пиво, сок, минералку. Они нагрелись до состояния кипятка, и когда народ очередной раз проходил мимо на раскопки и просил пить у них был выбор. Почти все потом сказали, что вкуснее этого пива и сока в жизни ничего не пробовали!

И вот, наконец, первая машина добралась до склона.

И вот, наконец, первая машина добралась до склона.

Как уже говорилось, снега тут было чуть меньше и теперь мы не просто перекапывали килограммы снега, а одели на Хантер цепи и изо всех сил его толкали, выбирая снеговую кашу только в колеях. Толкали в 2-3 приема: проваливаясь в снег сначала бежали и пихали одни, потом они падали и им на смену выпрыгивали с окрестных сугробов другие. Так вперед-назад машина ползла вверх.

Время приблизилось в 2-м часам ночи, было решено часть народа отправить на плато пешком с палаткой «Зима», газом, плитками, продуктами и начинать готовить ужин. Конечно, был вариант наесться печенек и бутеров, которые мы и без того точили по машинам целыми днями вместо обедов, но здравый смысл подсказывал, что без полноценного горячего ужина на завтра сил не останется совсем.

Тем временем первый Хантер поднялся на плато Беленькая, настала очередь второго Хантера и тут сюрприз — снежную кашу, которую только что прошла ведущая машина уже прихватило морозом, снова образовался твердый наст. Размотали обе лебедки, удлинили их чуть ли не всеми имеющимися тросами и начали медленный и печальный подъем. Уже на самом верху лебедка Игоря по непонятным причинам не захотела останавливаться, так обошлись без потерь, но ее нарекли сломанной.

Патриот дотащил ТагАЗ до середины траншеи, а дальше начал буксовать. Расцепившись, Патриот неспешно, но уверенно полез вверх, а многострадальный недопривод обулся в цепи на передние колеса и тоже пополз вперед сам… правда совсем недолго.

Новость о том, что у ТагАЗа похоже кончился и передний мост тоже застала 2 Хантера на плато, Пашин Патриот под приличным углом на склоне, а 2 замыкающие Патриота по середине снежного коридора. На этой не оптимистической ноте, все отправились в «Зиму» ужинать. Разбираться со всеми делами мы решили посветлу.

К тому времени палатка была поставлена в рекордные сроки, а 2 плитки позволили не только за час приготовить полноценный горячий ужин и котелок глинтвейна, но и прогреть палатку до вялого плюса. Так, что все 16 членов команды ужинали в тепле, а некоторые остались здесь спать.

Утро было бодрым, народ начал шевелиться, как только рассвело, и к 8 утра все уже были на ногах. С этого момента и до конца поездки — 8 утра будет нашим ежедневным временем подъема.

К конкретному минусу прибавился довольно сильный ветер.

Утро на плато Беленькая.

Утро на плато Беленькая.

Кавказ. Тестируем ящики для шмурдяка.

Ящики, которые взяли для тестов у Магазин4х4 выдержали все наши издевательства

Панорама.

Панорама.

И снова перед нами Эльбрус.

И снова перед нами Эльбрус.

Вид на нашу вчерашнюю дорогу.

Вид на нашу вчерашнюю дорогу.

Утро в "нижнем" лагере.

Утро в «нижнем» лагере.

Пашин Патриот стоящий, на подъеме.

Пашин Патриот, стоящий на подъеме.

Только теперь виден реальный объем выполненных работ.

Только теперь виден реальный объем выполненных работ.

Сережа поковырял передний мост и хабы, подергал лебедку и вынес неутешительный вердикт — ТагАЗ кончился совсем и превратился в очень качественную карету: теплую, с освещением, тормозами, дворниками и даже музыкой, но без впрягшихся «лошадок» совершенно недвижимую.

Дальше мы углубились в изучение карты — около 8-ми километров отделяло нас от населенки, где по нашим данным должна была быть связь, трактор и дорога неизвестного, но скорее всего лучшего качества.

Разворачиваться категорически не хотелось, вперед по дороге аж в 3 этапа (все не верилось, что дальше пути нет) была выслана сначала машина, которая увязла в снегу метров через 200, а потом и пешие команды.

Разворачиваться категорически не хотелось, вперед по дороге аж в 3 этапа (все не верилось, что дальше пути нет) была выслана разведка: сначала машина, которая увязла в снегу метров через 100, а потом и пешие команды.

Все было плохо: как только дорога начинала огибать следующий холм с той же подветренной стороны, что мы копали — начинались наметы. Высота была минимум той же, что и вчера, продолжительность неизвестна, но просматривались 2 участка длинной метров в 200 и метров в 400.

Как бы нам ни хотелось быть героями, решено было развернуться. Погода как бы подталкивала нас к этому решению: сразу после завтрака народ разбрелся собирать машины, в «Зиме» остались только Василий, Даша дети и горящие плитки, на которых кипятили воду для термосов. Порывы ветра усилились, я залезла в палатку и только открыла рот, что бы сказать, что надо бы сворачиваться — с одного из краев вырвало оттяжки и вся эта махина начала улетать. Как атланты, держа на плечах падающее небо, мы пытались заглушить газ, а так же выкинуть горячие приблуды и кипяток из палатки через 50-ти сантиметровый вход.

Хорошо, что Саша и Игорь среагировали быстро — подогнали машины, загородив палатку от ветра. Дальше мы эвакуировались от туда уже в более спокойном режиме.

Итак, возвращаемся. Женя и Олег прокопали себе площадку для разворота, ТагАЗ же решено было из коридора выволакивать задом.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Размах проделанных вчера работ впечатляет! Прям сами себе удивлялись, когда проезжали!

Снова удивляемся размаху проделанных вчера работ!

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карета извлечена из снежного плена и развернута.

Карета извлечена из снежного плена и развернута.

Сегодня в лошадку играл Женя.

Сегодня в лошадку играл Женя.

Медленно и печально двигаемся в путь.

Медленно и печально двигаемся в путь.

Интересно, что дорога, по которой мы вчера прошли уже была местами занесена - спасибо ветру. Мы вновь, хоть и реже, чем вчера пробивали и тропили колею.

Интересно, что дорога, по которой мы вчера прошли уже была местами занесена — спасибо ветру. Мы вновь, хоть и реже, чем вчера пробивали и тропили колею.

Пока едем вновь любуемся видами.

Пока едем вновь любуемся видами.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Как будто грустный робот в шляпе сидит на столбе и наблюдает за нашими метаниями.

Как будто грустный робот в шляпе сидит на столбе и наблюдает за нашими метаниями.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Вновь возникает проблема — пока мы ехали по относительно ровной местности, Патриот тащил ТагАЗ довольно спокойно, но вот начались подъемы и ему стало не хватать мощи.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

На очередной горке решили залебедить Женину машину — хрен там, лебедка работать отказалась (вторая лебедка за сутки!) Подогнали наш Хантер и стали тянуть машины вверх в связке. ТагАЗ при этом упорно не хотел входить в поворот.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Оставили только раненого, но машины все равно безбожно скользили по склону. Пришлось несколько раз перецепляться, меняя дислокацию.

Последние метры подъема преодолевали уже не на лебедке, а впрягшись паровозиком из 4-х машин. Как потом сказал Василий: «Это было что-то! Металл стонал, тросы звенели, снег из под колес бил фонтанами, но машины ехали!» — романтика от человека далекого от внедорожных приключений :)

Именно эта способ оказался верным. Больше лебедки не разматывали, а перед подъемами впрягались сразу по 2-3 машины и героически тащили рывками вверх.

Эльбрус сегодня весь день с нами.

Эльбрус сегодня весь день с нами.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

День пролетел совершено незаметно.

На закате мы добрались до крутых спусков.

На закате мы добрались до крутых спусков.

Дальше ТагАЗ отцепили, он должен был скатываться сам, ну, а где не докатывался до очередного спуска — выскакивали пассажиры и придавали ускорение.

В густых сумерках мы вновь оказались возле Царских ворот, здесь же решено было заночевать.

Пока готовился ужин, Саша, Женя, Сережа и Саша прыгнули в Хантер и поехали выходить на связь с внешним миром. Во первых, надо было сообщить домой, что мы все еще живы, а во вторых, воспользоваться телефоном, который нам выдали знакомые на случай поломок.

Их экспедиция увенчалась успехом — знакомый нашего знакомого из Нальчика нашел знакомого неподалеку (чудесный Кавказ — все решается по звонку, потому что «он мой брат, сват, хороший человек» ), который был готов принять у себя ТагАЗ на ремонт.

Утром вновь пошел снег.

Утром вновь пошел снег.

Вообще, дуракам т.е. нам несказанно повезло, потому, что застань нас снегопад на перевале, остались бы мы жить на плато Беленькая до весны.

Едем в сторону шоссе.

Едем в сторону шоссе.

Карачаево-Черкесия. Зима 2016.

Перетаскивание через самый стремный мост. Почему-то все мосты были с бревнами-ограничителями по краям и только последний, самый высокий, без них.

Оказываемся на асфальте.

Оказываемся на асфальте.

В Карачаевске нас накрывает снежная буря.

В Карачаевске нас накрывает снежная буря.

Проезжаем музей-памятник защитникам перевалов Кавказа.

Проезжаем музей-памятник защитникам перевалов Кавказа.

Вроде как это Зеленчукская ГЭС-ГАЭС.

Вроде как это Зеленчукская ГЭС-ГАЭС.

Доезжаем до Сары-Тюза, где с рук на руки сдаем ТагАЗ в сервис. Забегая вперед скажу, что ребят сильно выручило кавказское гостеприимство. В сервисе им предоставили возможность воспользоваться подъёмником, помогли найти запчасти, а потом и отвезли в какую-то станицу близ Краснодара, где они смогли купить 2 моста от SangYong Musso 2000 г.в. Задний мост хоть и не без некоторых проблем, но встал, а вот реанимацию переднего было решено оставить до дома (на перевале в мосту развалился дифференциал и немного покоцал ГП). На заднем приводе они успешно добралась до Москвы.

А мы продолжили свое путешествие по Кавказу в 5 машин.

Поселок с говорящим названием Кавказский.

Поселок с говорящим названием Кавказский.

Пересекаем Большой Савропольский канал и оказываемся на границе Карачаево-Черкесии и Ставропольского края.

Пересекаем Большой Ставропольский канал и оказываемся на границе Карачаево-Черкесии и Ставропольского края.

На посту, колонну, разумеется, тормозят и пугают, что сейчас будут разбирать и досматривать машины, продувать водителей, проверять штрафы и черт знает, что еще. Мы ко всему готовы и на все согласны, по этому интерес к нам мгновенно пропадает.

Въезжаем на территорию Ставропольского края. Тут дорога обсажена деревьями.

Въезжаем на территорию Ставропольского края. Тут дорога обсажена деревьями.

Запоров перевал, мы решили выйти на ту же дорогу, где оказались бы пройдя его, а именно Кисловодск-Джилы-Суу.

Пока ехали снег валить не переставал.

В темноте проскакиваем Кисловодск.

В темноте проскакиваем Кисловодск.

Ставропольский край. Зима 2016.

А дальше мы ломимся по ночному заснеженному серпантину до точки, где наметили ночевку.

Выглядело это так. Кстати музыка на видео реально звучащая в машине, а еще это не прямая, а сплошные повороты, хотя по видео так и не скажешь:

Дорога становилась все хуже, немногочисленные знаки предупреждали, что впереди все плохо. И вот, наконец мы на точке ночевки, а там… летняя гостиница. К нам выходят горцы и предлагают встать рядом, даже обещают поделиться сырыми дровами. Мы вежливо отказываемся и собираемся продолжить путь. Над нами смеются и говорят, что на перевале давно все заметено снегом и вообще эту дорогу зимой ни кто не чистит, потому, что ни кто не ездит. А кто ездит и попадает в снегопады, как сейчас, чаще всего оставляют на перевале машины до весны.

Но вперед-то колея идет, при чем свежая! Мы решили, что если кто-то проехал, то и мы проедем!

Но радовались и чувствовали себя героями мы не долго - еще километров 8. Потом на очередном подъеме колея начала петлять, метаться и... развернулась. Дальше уходила нетронутая целина глубиной по колесо.

Но радовались мы недолго. На очередном подъеме колея начала петлять, метаться и… развернулась. Дальше уходила нетронутая целина глубиной по колесо.

И мы тоже развернулись! Блин, это уже стало привычным для нас состоянием — разворачиваться на перевалах!

На обратном пути, мы поняли, что про заметенные машины, местные предупреждали нас не зря — придорожные знаки торчали из сугробов примерно на четверть, нашу колею практически замело, снег неумолимо засыпал все вокруг.

Уставшие за этот бесконечный и обломный день мы уносили ноги, пока не убедились, что дорога приобрела вид чищенной.

Встать мы решили в единственном в округе зеленом оазисе, который на карте был обозначен как «сосновая роща», а на деле оказался посадками возле лыжного склона «Баран».

Таблички при въезде гласили, что отдых и разведение костров здесь возможны только в строго предназначенных для этого местах. Поплутав по роще, мы выяснили, что единственное такое место возле будки проката всяческого лыжного инвентаря. Мангал и разведение в нем костра стоили 300 рублей, нам уже было все равно, по этому мы отдали деньги, но с условием, что встанем в глубине леса.

Утро в лагере.

Утро в лагере.

Предгорный район Ставропольского края. Зима 2016.

Выкинув пачку достопримов из-за непроезжабельности дороги, мы вроде как собрались на Эльбрус. Но вовремя посмотрели прогноз погоды и сделали «звонок другу» — до 10-го января в районе Эльбруса обещали облачность и снег, а значит делать нам там было нечего. В этот момент пришло осознание, что мы в корне неверно подходим к выбору дальнейших точек, ибо горам и природе совершенно все равно чего мы хотим и запланировали — надо ездить за погодой.

Военный совет.

Военный совет.

Предгорный район Ставропольского края. Зима 2016.

Таким образом, мы решили рвануть в Северную Осетию, согласно прогнозу пока Кабардино-Балкарию засыпало снегом и долбило морозом, там было тепло и хорошо.

Возвращаемся в Кисловодск.

Возвращаемся в Кисловодск.

Предгорный район Ставропольского края. Зима 2016.

Кисловодск — прикольный курортный городок, наверное, летом по нему очень приятно погулять. Зимой же мы прошли его транзитом.

Одна из мечетей Кисловодска.

Одна из мечетей Кисловодска.

Свято-Никольский собор - главный храм Кисловодского благочиния.

Свято-Никольский собор — главный храм Кисловодского благочиния.

Видна колоннада - 1912 году по проекту архитектора Н. Н. Семенова, к 100-летию победы над Наполеоном.

Видна колоннада, построенная в 1912 -м году к 100-летию победы над Наполеоном.

Есентуки и Пятигорск так же проехали транзитом.

Ставропольский край. г. Кисловодск. Зима 2016.

Место дуэли М. Ю. Лермонтова представляет собой поляну на северо-западном склоне горы Машук, на которой 15 июля 1841 года погиб великий русский поэт.

Неподалеку место дуэли М. Ю. Лермонтова, где 15 июля 1841 года погиб великий русский поэт. Пожалели, что проехали мимо. Значит будет повод вернуться.

Ставропольский край. Зима 2016.

Выскакиваем на трассу.

Из Ставропольского края попадаем в республику Кабардино-Балкария, не без зависания на посту, конечно.

Из Ставропольского края попадаем в республику Кабардино-Балкария.

Единственная точка, которую мы решили посетить в Кабарде, были Чегемские водопады. Но об этом в следующей серии.

Часть 4: Чегемские водопады — термальный источник — святилище Реком — Цей — Архонский перевал — Город Мертвых — Кармадонское ущелье.

наверх



Дизайн © 1999-2017 Уазбука. О сайте

info@uazbuka.ru


Клуб УАЗоводов Фотогалерея УАЗБУКИ Форум УАЗБУКи Руководства, справочные материалы об УАЗ Каталог деталей УАЗ